13:53 

Часть 2. Флешбек Ареса - 2. Автор Элли

Binom489
Часть 2. Флешбек Ареса - 2. Автор Элли


Сейчас я думаю: совершал ли я более странный поступок, нежели путешествие в компании человека и оборотня?
По возвращении в Грамелу, ко дворцу, я стал иначе смотреть на многие вещи. Теперь, когда я вспоминаю то время, я одновременно стыжусь, но... Сердце сладко замирает и падает в пропасть, заставляя меня мучительно сжимать кулаки и снова с головой нырять в круговорот спасительных, бесконечных дел.
Что было тогда правдой? Путешествие, начатое в необычной компании, обернулось чем-то совершенно невероятным. Я знал, что будет сложно. Но единственная часть тела, от которой я не ожидал подвоха - понятно, какая. Как я мог увлечься мальчишкой, человеком?! Как я мог на глазах у всего отряда забрать его к себе, забыв обо всем на свете, ласкать и чувствовать, как разум отступает, открываю дорогу чувствам, эмоциям, желанию?.. Признаться, тогда, сжимая его в объятиях, я на какой-то миг перестал чувствовать себя одиноким и обокраденным судьбой. Мне захотелось дарить кому-то мир, наслаждение, саму жизнь... Но я же первым и отверг эти эмоции. В самом деле, как может тот, кто едва почувствовал и понял жизнь, кто не знает толком ни отношений, ни сущностей (я уж не говорю о том, что властелинов он видит впервые!) - как может он понять мои чувства? И что для него это "приключение", как не минутное увлечение? Так легко он растаял в моих объятиях, так сладок и упоителен был его вкус, растворяющийся на губах, проникающий в самые заветные уголки души... И ни слова при этом о нас, ни слова о себе или обо мне. Внешне - разговорчив и интересен, открыт... Но это поверхностное впечатление. Потому что за видимой дружелюбностью кроется у него множество тайн - даже не обладай я великой силой императорской крови, все равно почувствовал бы это. Довериться ему? Забыть о том, что Эндор похищен, и я единственный правомерный сын императорской династии? Мой народ не понял бы меня. Я сам себя не понял.
Испытания того времени слились для меня в одну сплошную черту. Внимательность - осторожность - магия - поиск наилучшего пути. Отряд, по сути, опирался на меня, и я не мог их подвести, что бы ребята ни думали о моих личных предпочтениях. И то, что я излил на них, когда ушли Кир и Грег... Наверное, это было неправильно. Но на исходе второго дня, когда я понял, что нам не найти их, но еще не утратил слепой и упрямой надежды, Легарт решился заговорить об этом.
- Что он значит для тебя? - словно бы невзначай поравнявшись со мной на узкой тропе, спросил он. - Разве может быть, чтоб весь отряд перевернул свои чувства из-за одного человечишки?
- Может, - ответил я, но не пресек его уничижительного тона. Мне казалось, что все это когда-нибудь станет известным, и мои грубости, мои ошибки выплывут наружу... Но это будет потом, много после, и, может быть, тогда это покажется не таким значительным. Я сам себя проверял.
- Что же в действительности происходит? - друг был настойчив, но ответ на этот вопрос я и сам хотел бы знать.
- Мне нужно самому разобраться, - пожал плечами я, но, после небольшой паузы, добавил: - Но то, что произошло - недопустимо в дальнейшем!
- Что именно? - уточнил Легарт, и я впервые посмотрел на друга несколько иначе, не так, как раньше. Он - не просто тень, которая всегда рядом. У него множество желаний, чувств, эмоций... Как-то раньше я не брал это во внимание. Вот, еще одна ошибка. Даже когда мы спорили, он не слишком цеплялся за свою точку зрения. Что если я ломал его? Мороз по коже. Заново пересмотреть все, заново...
Пасмурная погода сменилась жиденькими сумерками, когда воздух со свистом рассекло коричнево-алое тело, и немыслимое создание рухнуло на нас, целя нешуточными когтями мне в голову. Одним интуитивным усилием я создал огненную препону, чтоб остановить тварь на подлете, и услышал вскрик Лега, прежде чем мой кринч взбрыкнул от разгоревшегося практически над его головой огня, и я совсем не изящно рухнул вниз, одновременно пытаясь создать контакт с верным животным и успокоить его. Оказалось, огня было мало, и когда сквозь трескучую пламенную преграду прорвалось страшно вопящее тело, объятое языками пламени, но настроенное не менее решительно, чем раньше, я не успел сгруппировать и направить силу. Легарт практически рухнул на меня сверху, выставляя меч и слабенькое заклятие, которое успел сотворить. Мой друг ничуть не слабее большинства, а как лекарю ему цены нет, но он приверженец "спокойной" магии, магии заклинаний. Для каждого заклинания нужны силы, время, и много звуков, произнесенных особым способом, с должной интонацией.
Не знаю, что успел наговорить Легарт, но меч его полыхнул зеленоватым пламенем и оставил на ребрах пылающей птицы серебряный росчерк, отворачивая неминуемый удар в сторону. Когти, правда, не разминулись с его плечом, пропахав несколько борозд на левом предплечье, но главное было уже сделано, и птица скользнула в сторону именно благодаря Легарту. Выкатившись из-под его меча, я успел поднять воздушную бурю, закрутил в мощном потоке когтистую тварь и грохнул о землю. Секунда - несколько судорожных вдохов, магия, пульсирующая, кажется, на кончиках ресниц...
- Все, - выдохнул Легарт, поднимаясь с колен и скашивая глаза на раненое плечо.
- Не уверен, - я смотрел на конвульсивные движения чешуйчатых гибких крыльев, покрытых шипами, на укрытое плотными перьями тело твари, и готов был к немедленным действиям, когда позади раздались крики - звероптица атаковала нас не в одиночестве!
Нам пришлось потрудиться, истребляя кровожадных существ, так что привал решили сделать почти сразу после битвы, едва отъехав под сень деревьев и укрывшись под их надежными кронами. Разбив лагерь, подсчитали убытки: сбежал и не нашелся кринч Вальда, Айвар и Легарт оказались ранены - но не слишком сильно, так что обошлось без значительных утрат.
Опустив ладонь на здоровое плечо Лега, я передавал ему энергию для исцеления, потому что сам он, конечно, оказался слабоват. Когда глаза Айвала под действием лечения закрылись, друг откинулся чуть назад, опираясь о мою руку, и тихо сказал:
- Все не просто так, но я вроде говорил это, да?
- Не помню, - признался я, а в уголок сознания кольнула досада - я вновь недостаточно внимателен...
- Мы меняемся, Арес, - прошептал Легарт, глядя куда-то в сторону, - Особенно меняешься ты. Но мы друзья, и значит, я никогда не пойду против тебя.
- А во мне ты разве сомневаешься? - фыркнул я, посылая вместе с импульсом силы мощный поток убаюкивающих волн. Оставалось только подхватить под плечи лекаря и опустить на его ложе, стараясь не побеспокоить его раненую руку.
В ту же ночь я почувствовал тонкую, едва ощутимую, но вместе с тем, достаточно реальную связь с Киром. Он жив, он... Жив! Об остальном пока - не думать.
Дальнейшее было словно сном. Как мы проделали остаток нелегкого пути, и вышли под стены Грамелы. Как нас встречали, принимали больных, и я раздавал указания. Снова. Снова все вокруг ждали одних только моих указаний, но... Я действительно изменился. И когда ворвался в дом старика, не веря чужим словам о странном мальчике-вампире - Эндор! Да? Или я вновь ошибся с чувствами? Недоумение, боль, отчаяние... И Кир. Живой. здоровый, присматривающий за Владом, но в тот момент - центр внимания для меня. Я замер, впиваясь взглядом - да что там! - всем своим духом я впился в Кира, и хотя стоял поодаль, а губы произносили какие-то извиняющиеся, но слишком безликие слова, я смотрел на него, и не мог насмотреться. Я чеканил в сознании этот образ, стройную фигуру, взлохмаченные светлые волосы и растерянный взгляд. Потому даже когда вышел, когда верный кринч понес меня во дворец, перед глазами оставался Кир.
Я так плотно впечатал его образ в себя, что даже когда решил заменить парня кем-то другим... Что ж, я потерпел фиаско. Я изменился - так сказал Легарт. Да, именно так. Я не помню всех лиц, проходивших через мою спальню, но я хорошо помню тонкие тела, трепещущие под прикосновениями - не то от страсти, не то от страха. Лица, волосы, запах кожи - все не то. Животное желание? Нет, оно не имеет власти, когда над разумом царит наваждение. И если даже закрыть глаза и шептать в маленькое ушко о любви - нет, ничего не поменяется, потому что рано или поздно придется взглянуть в наполненные искренней нежностью глаза любовника - и опротиветь самому себе оттого, что все - ложь.
C Легартом мы тогда почти не разговаривали. Под молчаливое неодобрение друга я делал то, что хотел ночью, и то, что был должен - днем.
Дни, наполненные государственными делами. Время, занятое деловыми встречами и раскрытием заговора... Я нашел Канну. Сейчас я уже могу думать об этом спокойно, почти безразлично. Девица скрывалась в южном городке Тольде, в полунищих районах. Благо, в городе живет мой давний знакомый, маг высшего уровня Бертин. Он знал о поисках, и оказался весьма удивлен, обнаружив Канну в своих владениях. Ее так быстро доставили в Грамелу, что я не успел даже скопить достаточно злости... Я лично, одной только магией - касаться ее не хотелось, - выбил все, что мог.
Канна метила занять место моей жены, и при помощи подкупленных слуг и учителей потихоньку изводила Эндора, как возможную помеху. Когда она поняла, что так ничего не выходит, а я стал только жестче по отношению к ней, женщина приняла решение вовсе устранить мальчика. Моего сына. Впрочем, убивать она не собиралась - во всяком случае, так говорит. Собиралась ночью, накануне дня рождения, вывезти его из Грамелы, наложить заклятие долгого сна, и оставить где-то там... Я не верю ей. Не знаю, до какого момента можно лгать, когда собственная магия вонзается в тело то ледяными стрелами, то огненными росчерками, полосуя кожу и не давая возможности даже кричать. Наверное, Канна просто хотела смягчить свое наказание. В одно я поверил: что в лесу ей пришлось отбиваться от невесть как забредшей туда нечисти, и тогда случилось редкое и страшное явление: магическая буря. Хаотическая сила, бьющая через энергетическую прореху земли, взметается, чтобы слиться с силами природы, и это рождает невероятные эффекты. Что ж, я действительно получал новости, что неподалеку от Грамелы в ту ночь выгорел огромный кусок леса, и что пламя, виденное крестьянами из соседней деревеньки, переливалось всеми цветами радуги, расходясь волнами, словно призрачные воды взбесились прямо на суше... Канна потеряла в магической буре Эндора и, обессиленная, бежала, куда глаза глядят. Она еще надеялась, что я не найду ее. Напрасно.
Ее тело, потерявшее связь с рассудком, теперь заточено в темнице. Лег сказал, что гуманней было бы убить ее. О, нет. Не в этом столетии.
Но то, что Влад - вампир! - которого нашел Кир, оказался Эндором... Наверное, это подкосило меня больше, чем предательство Канны. Мой сын, тот, ради кого я жил все эти годы - просто не помнил меня. Те обрывочные вспышки узнавания, которые я читал в его глазах - этого было так мало... Когда я искал Эндора, я думал, что прижму его к груди, что не позволю больше никому даже косо посмотреть на моего мальчика. Я думал, что он будет рад мне, что это будет настоящее единение маленькой, но семьи.
Может ли быть более болезненный удар, чем отречение сына? Не горячего юноши, а мальчика, который еще должен быть привязан к родителям, который не знает истинного облика жизни. Меня наказали боги. Но я не смирился. Найти Эндора оказалось мало. Теперь надо найти его привязанность и любовь, которые затерялись, как ребенок в диких лесах... Найду. Они думают, что это наказание? Нет, это вызов. И я его принимаю. А значит Эндор - пусть, пусть Влад, - вернется ко мне. А с Владом и...
- Ты же не собираешься к нему? - спросил Дилан, когда увидел, что я отправляюсь в город. Откуда все знают, что я думаю исключительно о Кире?!
- Присмотри за тем, чтобы все, связанные с Канной, были изгнаны из дворца и должным образом наказаны, - ответил я, седлая кринча. В тот день я сам еще не понимал, чего добиваюсь...
А осознал только тогда, когда в моих руках оказался Кир, и я словно бы по-настоящему вернулся домой. Горячее тело, мягкий, сводящий с ума запах именно этого человека, неистовые ласки, раз за разом - осознание, что он мой. Он - мой. Я не позволю даже смотреть на него, заберу во дворец. И Эндор окажется рядом. Все просто, все складывается как нельзя лучше: Кир - мой, Влад - мой.
Я не понял, как вышла размолвка с Киром. Размолвка? Скандал! Я ли был там, отвечая жестокими фразами-кнутами? Каждый удар попал в цель. Каждый его удар нашел незащищенное место на моей душе. Я говорил о предательстве... А на самом деле - теперь я понимаю это - думал о себе. Как больно и обидно разочаровываться в человеке. Как катастрофически, с грохотом сходящей лавины, рушатся планы и мечты.
Сейчас я сижу на ежемесячном Совете Суда, разбирая дела наиболее значимые: преступления против империи и нанесение тяжелого ущерба природе (такие преступления караются почти как измена). Перед моим холодным взглядом проплывают документы и свидетельства, Совет Суда в лице десятерых властелинов, высказывает свои мысли по каждому преступлению, а я думаю, что вместе со мной неизбежно меняется и вся империя. Не даром, земля, страна всегда - отражение ее повелителя.
Мы разбираем дело об умышленном навлечении стихии на приморское побережье бродячим магом для того чтобы собрать деньги за "спасение" с окрестных деревень. Магом оказался талантливый демон, и я вдруг думаю, что за нашим столом не хватает представителей других рас. Властелины изначально были поставлены как хранители закона... Но времена абсолютно и неподкупной власти давно канули в вечность - задолго до моего правления. Властелины могущественны, но от этого они не менее подвержены простым страстям и порокам. Сейчас это видно все больше.
Я вынес вердикт по делу бродячего мага, и придвинул к себе новую стопку листов - новое дело.
Кир, - мелькнуло перед мысленным взором имя, а затем и образ. Слишком уж часто я думаю о нем. Об этом никто не знает, все, кто хоть сколько-то посвящен в мои отношения, думают, что с Киром покончено навсегда. Но я не перестаю о нем думать. Прикосновения, улыбка, искренность, глаза... Он не мог врать. Он не может быть циничным и расчетливым, как подумалось мне в пылу ссоры. Нет, только не он. И за эту слепую веру я тоже корю себя... Но в данном случае чувствую, что не ошибаюсь. И я по-прежнему хочу его видеть рядом.
Завтра суббота. Завтра я увижу Влада... Может быть, и Кир вернется из Академии? Я ничего ему не скажу! Я еще раз посмотрю на него, еще раз попробую понять самого себя и определить, кем же я хочу видеть Кира рядом с собой. Нет, не постельной игрушкой. Не наложником и не "фаворитом императора". В иной роли. Еще один вызов богов? Принимаю.

От автора.
Арес для меня давно стал чем-то большим, чем просто интересный герой. Он жив, он совершает поступки и удивляет меня... Но все равно остается страх, что он будет слишком отличаться от основного повествования. Хотя любые отличия оттого, что во флешбеках сама душа императора Арестея, а внутренний мир человека (властелина) всегда отличается от того, как видят его со стороны. Надеюсь, вам понравится его душа. Он не идеален - как и все мы, но у него есть шанс, правда?

URL
Комментарии
2010-09-13 в 17:08 

Binom489
Спасибо Элли!!!! Мне очень понравилось, а с учетом того что я читаю текст впервые, вместе со всеми читателями, то тем более! Спасибо тебе огромное, за душу Ареса тем более!!!!

URL
2010-09-13 в 18:05 

Morie
Ух, а я уже было поставила на Аресе, как на нормальном мужике, жирный такой крест. Хорошо что маркер еще не нашла, а то этот Арес мне оч нравится.
И действительно, спасибо, Элли!

2010-09-13 в 19:07 

Понравилось, но страстей хотелось бы побольше. Пусть Арес побегает за Кирочкой.... и не только Арес))))))

2010-09-13 в 20:54 

Zlaya__Tasha
Дьявол большой оптимист, если верит, что может сделать людей еще хуже.
Полностью согласна и энергично поддерживаю предложение swlanag (но наверно это пожелание к Binom489) ! От чтения получаю огромное удовольствие, Спасибо Элли, и естественно, а как же иначе, жду продолжения!

2010-09-19 в 12:57 

а продолжение сегодня будет?

   

binom489

главная